Юрий Дитюк: "Альпинизм – вид спорта для особенных людей"

Альпинисты - это те немногие, кому удалось оставить свои следы там, где действительно никогда не ступала нога человека. Ради этого, они готовы на все, их не пугает даже страшная статистика несчастных случаев и смертей при восхождениях – ведь они отдали свое сердце горам. Сегодня у нас в гостях Юрий Дитюк, человек, совершивший более 300 восхождений. Такое количество покоренных сложнейших вершин, как у него, во всем мире имеет всего порядка 20 альпинистов. За свои спортивные достижения Юрий.

Альпинисты - это те немногие, кому удалось оставить свои следы там, где действительно никогда не ступала нога человека. Ради этого, они готовы на все, их не пугает даже страшная статистика несчастных случаев и смертей при восхождениях – ведь они отдали свое сердце горам.

Сегодня у нас в гостях Юрий Дитюк, человек, совершивший более 300 восхождений. Такое количество покоренных сложнейших вершин, как у него, во всем мире имеет всего порядка 20 альпинистов. За свои спортивные достижения Юрий удостоен звания «Снежный барс».

- Юрий, Молдова ведь не горная страна, а почему вы выбрали именно этот вид спорта?

- Я начал заниматься альпинизмом еще с 1976 года, тогда в советские времена было доступно все разнообразие различных видов спорта. И в те годы альпинизм в Молдове был на очень хорошем уровне. Наша команда занимала призовые места на чемпионатах СССР. И мы показывали результаты не хуже многих горных республик. А почему выбрал альпинизм? Дело в том, что это особый мир, особые отношения с людьми, с самим собой. Меня всегда подстегивало желание узнать, где мой предел.

- Тот альпинизм, который был раньше, и тот, что есть сейчас, отличаются в чем-то?

- Уже после развала Союза я 6 лет работал в Азии - в Казахстане и Киргизии – сначала гидом, потом директором лагеря, потом открыл туристическую фирму, которая занималась организацией горных экспедиций различной степени сложности по Тянь-Шаню. Могу сказать, что отличие нынешнего альпинизма в том, что сейчас любой желающий может запросто собраться и махнуть в горы со всем необходимым снаряжением – «любой каприз за ваши деньги», как говорится. Раньше всё было куда сложнее: первому восхождению непременно предшествовал период упорных тяжёлых тренировок. После чего лучшим выдавались путёвки и разрешение на восхождение. Право штурмовать горные вершины необходимо было заслужить.

- А какое восхождение запомнилось больше всего?

- Трудно выбрать какое-то одно. Я был на самых высоких точках Советского Союза – пике Коммунизма и пике Победы, покорил самую высокую вершину Западного Китая Кун-Гур, там же мы восходили на гору Мустаг-Ата, она немного ниже, но имеет свои особенности, ездили мы еще на Мак-Кинли, это самый серверный шеститысячник, он расположен на Аляске. Был в Гималаях… Это все высокогорный альпинизм, а есть еще и технический, то есть поднимаешься на горы средней высоты, но там либо скалы, либо ледники, то есть, сам подъем очень сложный. У нас как-то было интересное восхождение в Дагестане на Ярыдаг, там отвесная скала стеной поднимается на полтора километра. Мы лезли шесть с половиной дней наверх, спали в гамаках, потому что иногда даже ногу некуда было поставить, воду брали с собой, так что приходилось ее экономить: стакан утром, стакан вечером… Стена была, конечно, очень серьезная. Зато, когда вылезли наверх, увидели настоящий «затерянный мир»: огромное плато, с озерами, ручьями, с нетронутой природой. Красота!

- Давайте теперь спустимся с гор на землю, и поговорим о Кишиневе, что вам нравится в городе, а за что душа болит?

- Город у нас прекрасный. Душа же болит в первую очередь за то, что в последнее время ради новостроек и парковок начали вырубать деревья, уничтожать парки. А с Комсомольским озером, что сделали. Нельзя допускать, чтобы ради сиюминутных интересов разрушалось то, чем мы всегда гордились.





  •